?

Log in

No account? Create an account
логотип

golos_org


Вся правда о выборах


логотип
golos_org
Карта нарушений на выборах

Твиттер: twitter.com/golos_org   Фейсбук: facebook.com/golos.org   ВКонтакте: vkontakte.ru/club23977131    Фликер: flickr.com/photos/golosorg   Сайт: www.golos.org

Рекомендуем пройти интерактивное обучение для наблюдателей или для членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса.

Психические проблемы Министерства юстиции.
логотип
golos_org
      Вчера, 4 июня 2013 года, состоялось заседание мирового суда о признании одного из членов Ассоциации ГОЛОС "иностранным агентом". В этот раз из карающей чернильницы Минюста плескали на Региональную общественную организацию ГОЛОС.

      Естественно, вслед за самой Ассоциацией, суд признал что и РОО ГОЛОС является "иностранным агентом" и должна выплатить штраф в 300 тыс. рублей. Кто бы сомневался! Судью не удивило, что представитель Минюста г-жа Вагина обвинила РОО в нарушении "закона об агентах" по той работе, которую РОО завершила в марте 2011 года (за 1.5 года до "закона об агентах"). Не удивило и то, что в основу обвинений легли планы РОО, которыми она лишь делилась в 2011 году (за 1.5 года до "закона об агентах") и описания мероприятий РОО 2010 года (за 2 года до "закона об агентах").

      Но не удивило это и нас! Тревожные симптомы дезориентации во времени, так хорошо известные психиатрам, г-жа Вагина начала подавать ещё на стадии вызова в Минюст для составления протокола.

      Действительно, 7 мая Минюст пишет приглашение на составление протокола, которое запланировано на 13 мая и отправляет это приглашение по почте ... 17 мая. Смотрите сами:

тайм

      Ну вот все у них так! Задним числом нас вызывают на составление протокола по которому задним же числом и осудят!

      P.S. Не фотошоп! И конверт и приглашение бережно храним и продадим коллекционерам сувениров нашей суверенной демократии за достойные деньги. Деньги, как всегда, пойдут на наблюдение за выборами.

Ставки принимаются по golos@golos.org!

Фальсификаторы из Казани пришли к международному успеху
логотип
golos_org
Ну что ж. Фальсификаторы с УИКа 127 г. Казани не только получили благодарственное письмо из ЦИКа, но и заслужили целый абзац в the Washington Post. Вышли, так сказать, на мировой уровень.

"One video on the Golos Web site shows a precinct worker taking a wad of ballots out of her shawl and stuffing them into a ballot box. Later, election officials gave that precinct an award for conducting elections so well."
http://www.washingtonpost.com/world/russia-foreign-agent-law-imperils-democracy-putin-critics-say/2013/05/26/f197026a-c484-11e2-914f-a7aba60512a7_story_1.html


Минюст продолжает ошибаться.
логотип
golos_org
Министерство Юстиции продолжает удивлять своим пренебрежением фактами реальной жизни. Координаты Судебного участка № 387, которые так официально вручила нам г-жа Вагина (зам. Директора департамента Минюста по борьбе работе с НКО) оказались ложными. Как, собственно, и сами обвинения Минюста.

Судебный участок № 387 Басманного района г. Москвы НЕ находится по адресу: г.Москва, ул. Каланчевская, д.11. И НЕ имеет телефонов: (499) 975-39-07 и  (499) 975-52-70

На самом деле суд по РОО «ГОЛОС» (член Ассоциации ГОЛОС) состоится по адресу 3-й Самотечный пер., д. 8,  (м. Достоевская). +7 (495) 688-31-82, +7 (495) 688-31-74. Заседание, назначенное на 14:00 4 июня 2013 года, будет вести мировая судья Чуканова Наталья Ивановна в зале № 206.

Возможно, попытка послать нас не по тому адресу была преднамеренной: секретарь суда выслала повестки только вчера, и, с её слов, повестки, где указан правильный адрес, до даты заседания могут не успеть к нам попасть. Если бы не наша страсть все перепроверять, неизвестно к чему могла бы привести очередная мелкая «ошибка» Минюста.

Проект Избирательного кодекса хотят отфутболить: двойные стандарты Государственной Думы
логотип
golos_org

Комментарий руководителя Общественного проекта по созданию Избирательного кодекса РФ по поводу ситуации с прохождением проекта Избирательного кодекса в Государственной Думе:

Примерно месяц назад, 29 февраля, проект Избирательного кодекса РФ вместе с проектом Федерального закона «О введении в действие Избирательного кодекса Российской Федерации» был внесен в Государственную Думу пятью депутатами из фракции «Справедливая Россия». Дальше была запущена стандартная процедура: председатель Думы отправил проекты в Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству, Комитет в свою очередь запросил Правовое управление.

И вот на сайте Госдумы вывешен ответ Правового управления: проект Избирательного кодекса предусматривает расходы, покрываемые за счет федерального бюджета. За этим последовало решение Комитета: предложить Совету Государственной Думы возвратить проект авторам законодательной инициативы в связи с несоблюдением требований части третьей статьи 104 Конституции РФ.

Действительно, согласно данному положению Конституции, законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только при наличии заключения Правительства РФ. Однако как определить, предусматривает ли проект такие расходы, относится ли это только к бюджету текущего года – ясности нет, и потому может трактоваться по-разному.

Естественно, мы обсуждали эту проблему с депутатами и пришли к выводу, что если в проекте Федерального закона «О введении в действие Избирательного кодекса Российской Федерации» мы отнесем введение в действие тех немногочисленных положений, которые требуют увеличения расходов на выборы, на следующий год, заключения Правительства не потребуется. Ведь логика авторов Конституции, на наш взгляд, была именно в том, чтобы не допустить разбалансирования текущего бюджета. А бюджет следующего года, естественно, должен приниматься с учетом уже принятых законов.

Однако Правовое управление и Комитет рассудили иначе. При этом в его ответе содержатся ссылки на положения Кодекса, которые повторяют положения действующего законодательства, а также на положение о необходимости прозрачных ящиков для голосования: якобы это потребует замены старых ящиков, хотя такая замена предусмотрена решение ЦИК и была уже в основном осуществлена перед 4 марта. При этом забавно, что на проект Федерального закона «О введении в действие Избирательного кодекса Российской Федерации» Правовое управление ответило, что все в порядке – необходимости получения заключения Правительства нет.

С этим можно было бы смириться, списав на различия в толковании Конституции. Если бы не было других примеров, где думские функционеры вели себя иначе. Статья 104 Конституции РФ не делает исключений ни для кого, в том числе и для Президента. И мы знаем, что совсем недавно Президент внес в Думу проект Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». И в этом законе, в частности, сказано: «Помещения, в которых проводятся заседания избирательных комиссий, а также помещения для голосования, как правило, оснащаются средствами видеонаблюдения и видеотрансляции в порядке, установленном Центральной избирательной комиссией Российской Федерации». Тут уж любому должно быть ясно, что это положение предусматривает расходы из федерального бюджета.

А что же Дума? Проект поступил в Думу 16 февраля. И уже 17 февраля Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству безо всякого запроса в Правовое управление принимает решение: считать проект соответствующим части третьей статьи 104 Конституции РФ. Но тем не менее 28 февраля в Думу все же поступает заключение Правительства. На сайте Думы файл с этим заключением занимает 22 мегабайта, хотя заключение состоит из четырех коротких абзацев. И главный вывод: принятие этого закона не потребует дополнительных бюджетных ассигнований из федерального бюджета.

Ладно, спишем все на трепет перед Президентом. Но есть и пример тоже не очень давний. Два года назад один депутат внес в Думу проект федерального закона № 347981-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования механизмов обеспечения избирательных прав граждан». В нем, в частности, было предусмотрено изготовление для избирателей, являющихся инвалидами по зрению, специальных трафаретов для самостоятельного заполнения бюллетеня с применением рельефно-точечного шрифта Брайля, а также размещение на информационных стендах избирательных участков материалов, выполненных текстом крупного шрифта и (или) с применением рельефно-точечного шрифта Брайля. Опять-таки очевидно, что такие новеллы требуют дополнительных бюджетных расходов. Однако Правовое управление выдало ответ: необходимости в получении заключения Правительства РФ на законопроект в соответствии с требованиями статьи 104 (часть 3) Конституции РФ не усматривается.

Вот такие у них двойные стандарты.

Добавляю еще один нюанс. Из законов о выборах вообще невозможно определить, сколько денег должно быть выделено на избирательную кампанию. Вот совсем недавно ЦИК утвердила финансовый отчет по прошедшим выборам в Государственную Думу. Главная статья расходов – компенсация и дополнительная оплата труда в участковых избирательных комиссиях (4,3 млрд. руб. из общей суммы в 6,9 млрд. руб.).

Ни количество участковых избирательных комиссий, ни число их членов с правом решающего голоса прямо не вытекают из норм закона: в законе установлены лишь рамки, позволяющие варьировать эти показатели в довольно широких пределах. А нормативы выплаты компенсаций членам комиссий вообще никак законом не регулируются, и потому общая сумма расходов на избирательную кампанию практически никак не зависит от того, что записано в законах о выборах.

В связи со всем изложенным я не могу расценивать действия Правового управления Государственной Думы и Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству иначе как проявление нежелания рассматривать проект Избирательного кодекса.


Проект Избирательного кодекса РФ официально внесен в Государственную Думу
логотип
golos_org
Свершилось! Пять депутатов из фракции «Справедливая Россия» (С.М. Миронов, Н.В. Левичев, О.А. Оганян, М.В. Емельянов и В.М. Зубов) сегодня, 29 февраля, официально внесли в Государственную Думу проект Избирательного кодекса РФ. Проект получил № 28717-6. Информация об этом появилась на сайте РИА «Новости». Эту новость комментирует руководитель общественного проекта по созданию Избирательного кодекса РФ Аркадий Любарев:

Почему это так важно? И есть ли у этого проекта шансы быть принятым?

Сегодня может показаться, что шансы нулевые. Но ведь еще вчера (я имею в виду до 4 декабря 2011 года) казалось, что нет даже шансов на его внесение в Думу. Ситуация меняется на глазах.

Еще недавно (опять-таки, до 4 декабря 2011 года) можно было считать, что это – проект ГОЛОСа или даже проект Любарева. Хотя он изначально был общественным проектом. Хотя уже тогда в его поддержку высказалось немало людей, в том числе достаточно компетентных и авторитетных. И даже прозвучали слова тогдашнего депутата Госдумы Олега Шеина: «проект Кодекса – это знамя борцов за демократию, которое сегодня может их объединить». Но при этом многие, в том числе и Шеин, говорили, что Кодекс – это стратегическая задача, а надо сосредоточиться на тактических, то есть на предстоявших выборах в Госдуму.

Сегодня – время для стратегических задач. И одна из них – демократизация избирательного законодательства. Таково требование митингов (Болотной, проспекта Сахарова и т.д.). Такова рекомендация Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Таково пожелание практически всех оппозиционных сил, да и среди представителей власти, по моим ощущениям, довольно много сторонников движения в этом направлении.

Да, мы знаем, что и Президент Д.А. Медведев предложил некоторую программу политических реформ. Либерализация закона о партиях, восстановление губернаторских выборов – это хорошо. Но вот в том, что касается собственно избирательного законодательства, серьезных реформ пока не заявлено.

Принятие проекта Избирательного кодекса РФ с момента его внесения в Государственную Думу как раз и должно стать таким общим требованием всех сторонников демократизации. Сегодня Избирательный кодекс – это уже в полной мере общественный проект.

На сайте ГОЛОСа в поддержку Избирательного кодекса пока высказалось всего 4136 человек. Конечно, это мало. Но это, на мой взгляд, в основном наша недоработка – плохо агитировали и разъясняли. Было бы неплохо, если бы поддержка сейчас существенно выросла.

Отдельно мы старались заручиться поддержкой авторитетных людей. Месяц назад было подготовлено обращение к лидерам думских фракций (как видите, одна из фракций на него откликнулась). Его подписали или поддержали 30 известных людей (здесь их список), но это лишь те, кого в тот момент удалось найти. Я надеюсь, что и этот список будет значительно расширен.

Вместе мы добьемся перемен!

Рабочая группа по политреформе - что от нее ждать: экспертный комментарий
логотип
golos_org
Сегодня начинает работу Рабочая группа по доработке президентских законопроектов во главе с Вячеславом Володиным. Это событие комментирует наш эксперт Аркадий Любарев:

Само по себе стремление оппозиционных политиков донести до власти свое видение реформ я считаю правильным. Разумеется, если общество будет посвящено в эти дискуссии. Так что я поддерживаю участие в Рабочей группе представителей «несистемной» оппозиции. Но создание этой группы вызывает много вопросов.

Во-первых, у нас, как это часто бывает, все перевернуто с ног на голову. Президент обладает правом законодательной инициативы, и хорошо, что он этим правом пользуется. Нормально, что он при проведении политреформы хочет учесть мнение оппозиционных партий, в том числе и незарегистрированных. Но ненормально, что это делается после того, как президентские проекты поступили в Госдуму.

Что мешало создать такую группу до внесения законопроектов? И даже до оглашения Послания, где уже были названы конкретные цифры? С кем вообще Президент консультируется, прежде чем называть в Послании цифры, которые потом нельзя трогать, как будто они «отлиты в граните»?

В соответствии с нормальным законотворческим процессом после того, как законопроект внесен в Думу, с ним должны работать депутаты. Депутаты создают рабочую группу, и она рассматривает предлагаемые поправки. И получается, что президентская рабочая группа, занимаясь доработкой внесенного в Думу законопроекта, по сути вмешивается в прерогативы Думы. Оправдание этому может быть только одно: Президент, как и мы, считает эту Думу нелегитимной. Но, может быть, ему стоит публично об этом сказать?

Во-вторых, почему в рабочую группу пригласили лишь представителей политических партий, пусть и не только зарегистрированных? Насколько я понимаю, не предусмотрено участие в группе ни представителей общественных объединений, занимающихся выборами, ни экспертов из академического сообщества. Поэтому легко предвидеть, что в результате деятельности такой группы в нашем законодательстве останутся или даже усугубятся перекосы в сторону партийных привилегий.

Смотрите: один из президентских законопроектов предусматривает освобождение партий от сбора подписей. А независимым кандидатам подписи собирать придется. Уже, видимо, всем хорошо известно, как легко отказать в регистрации тем, кто собирает подписи. Ситуацию надо срочно исправлять, но готовы ли партии, освобождаемые от сбора подписей, отстаивать права независимых кандидатов?

Я знаю, что некоторые пока еще готовы. Вчера представители нескольких незарегистрированных партий, Владимир Рыжков, Константин Мерзликин и Сергей Удальцов, согласились включить в свою общую платформу предложения, направленные на облегчение регистрации независимых кандидатов: возвращение залога и повышение до 20% допустимой доли брака в подписных листах. Но даже для них, чувствуется, эти предложения не относятся к числу приоритетных.

Есть ощущение, что другие партии не поддержат даже эти минимальные требования. Особенно удивляет отрицательное отношение к возвращению залога тех партий, которые в свое время активно пользовались этим способом регистрации.

Здесь мне хотелось бы обсудить два момента, которые, по-видимому, не удастся донести через представителей партий.

Первое. КПРФ и ЛДПР уже высказались за поднятие планки численности партии по сравнению с 500, предложенными Президентом. Наверное, разумно было бы вместе с Президентом отстаивать число 500. Хотя Григорий Голосов уже отметил, что повышение планки до 2000 он счел бы приемлемым.

В связи с этим у меня возникло компромиссное предложение. Дело в том, что мы в своем проекте Избирательного кодекса предусмотрели возможность существования межрегиональных партий, которым в кодексе предоставлено право выдвижения кандидатов и партсписков на региональных и муниципальных выборах, а также одномандатников на выборах в Госдуму. И я бы теперь предложил внести в закон о партиях разрешение создавать межрегиональные партии, имеющие отделения не менее чем в трех регионах (может быть, не в трех, а в пяти или семи). И для межрегиональных партий оставить планку в 500 человек, а для федеральных повысить ее до 2000.

Разрешение межрегиональных партий решит несколько проблем. Во-первых, будет легче создавать партии снизу. Есть отделения в нескольких регионах – можно создать межрегиональную партию, принять участие в ряде региональных и муниципальных выборах и постепенно дорасти до федерального уровня. Во-вторых, облегчается ситуация у партий, которые начинают терять региональные отделения. По действующему закону, если у партии осталось менее 42 отделений, ее просто должны ликвидировать. А так она будет преобразована в межрегиональную с возможностью через некоторое время вернуться на федеральный уровень.

Второй вопрос – о котором я уже писал. Я по-прежнему считаю, что нельзя одновременно облегчать создание партий (снижая планку до 500 или 2000, а также принимая другие необходимые меры, которых нет в президентском законопроекте, но которые будут предложены на рабочей группе) и освобождать все партии от сбора подписей (то есть беспрепятственно допускать их к участию в любых выборах). Надо выбрать что-то одно, и здесь я за облегчение создания партий.

Аналогичную мысль я увидел и в недавнем посте Сергея Миронова. Его предложение: допускать без подписей все партии только на муниципальные выборы, на региональные – только партии, представленные в некотором количестве муниципальных советов региона, а на федеральные – только партии, представленные в некотором количестве региональных парламентов. Предложение интересное, но мне оно кажется не вполне разумным. Предоставить партии, имеющей 500 членов, право беспрепятственно выдвигать кандидатов в 25 тысяч муниципальных советов? Мне кажется, это породит (точнее, усилит) коррупцию среди партийных функционеров.

Мы в своем проекте Избирательного кодекса предложили другую схему. От сбора подписей (и внесения залога) освобождаются только те партии, которые получили на соответствующей территории (или на более крупной территории) более 2% голосов. Скажем, на выборах в горсовет такую льготу получат и партии, набравшие более 2% на последних выборах в Госдуму по всей стране, и те, кто набрал более 2% на выборах в Госдуму на территории соответствующего региона или только на территории данного города, и те, кто набрал более 2% на последних региональных выборах во всем регионе или только на территории данного города, и те, кто набрал более 2% на последних городских выборах. Остальным же партиям – новым и тем, кто не смог добиться такого результата (то есть партиям очевидно маргинальным) нужно будет собирать подписи или вносить залог.

Судебные дела, возникшие в ходе избирательной кампании, будут разрешаться после дня голосования
логотип
golos_org
Наш эксперт, Аркадий Любарев, комментирует новый порядок рассмотрения избирательных споров во второй инстанции:

Отслеживая изменения избирательного законодательства, я и, по-видимому, большинство моих коллег, упустили закон, который может повлиять на выборы (в основном, региональные и муниципальные) не меньше, чем изменения, вносимые непосредственно в законы о выборах. Речь идет о Федеральном законе от 9 декабря 2010 года № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», который вступил в силу с 1 января нынешнего года.

Этот закон, в соответствии с пожеланием Президента, изменил порядок рассмотрения судебных дел во второй инстанции, заменив кассационное рассмотрение – апелляционным. Не будучи специалистом в гражданском процессе, я не берусь судить, насколько это нововведение может повысить (или понизить) качество судебных решений. Но вот что при этом произошло с избирательными спорами.

Ранее в ГПК действовали нормы, предусматривающие ускоренное рассмотрение избирательных споров не только в первой инстанции, но и в кассационной. Необходимость таких норм очевидна: споры, возникшие в ходе избирательной кампании, необходимо окончательно разрешать до дня голосования, а некоторые – значительно раньше. Например, споры о регистрации кандидата. Ведь если избирком откажет в регистрации кандидату, а суд обяжет его зарегистрировать незадолго до дня голосования, он все равно не успеет провести агитационную кампанию.

А в новой редакции ГПК никаких исключений для сроков рассмотрения избирательных споров в апелляционной инстанции не предусмотрено. Действуют общие правила: два месяца для районных и региональных судов и три месяца для Верховного Суда РФ. И это значит, что окончательное разрешение споров, возникших в ходе избирательной кампании (в том числе и споров по регистрации кандидатов), переносится на период после дня голосования.

Так что можем себя поздравить с еще одним подарком от наших законотворцев. И что особенно обидно: нельзя даже сказать, что это сделано с каким-то злым умыслом. Просто отсутствует элементарная координация: тем, кто занимается ГПК, нет дела до избирательных споров, а те, кто занимается избирательным законодательством, не следят за ГПК. И в результате качество наших законов оказывается ниже плинтуса.

Президентский проект о выборах в Госдуму: экспертный комментарий Любарева
логотип
golos_org
Президент РФ внес в Государственную Думу проект нового закона о выборах депутатов Государственной Думы. Его уже успели прокомментировать Александр Кынев, Григорий Голосов и Андрей Бузин. Здесь мы даем комментарий нашего эксперта Аркадия Любарева:

Напомню, что в своем Послании Президент сказал: «Предлагаю изменить систему выборов в Государственную Думу». В реальности же то, что он внес – это никакое не изменение системы. Главные характеристики остаются теми же – избрание всех 450 депутатов по единому федеральному округу с разбиением партсписков на большое число территориальных групп.

Основное, пожалуй, отличие – отсутствие в партсписках центральной (общефедеральной части). Новшество явно неадекватное. В России (в отличие от ряда других федераций) в силу как исторических традиций, так и большого числа регионов политика невозможна без наличия сильного центра, и в любой партии, даже созданной снизу, роль федерального центра будет велика. Также нельзя сбрасывать со счета и персоналистский характер российской политики. И потому отсутствие в партсписке центральной части будет осложнять для избирателя выбор – особенно если будет много партий со сходными названиями.

Но самая большая опасность отсутствия центральной части, на что уже указал Кынев, – это возможность обезглавливания списков. Лидерам партий придется идти по одной из 225 территорий, и несложно понять, какие силы административного ресурса могут быть брошены против их избрания. Или, что не менее вероятно, их будут этим шантажировать, и велики шансы, что они пойдут на сделку ради своего прохождения, предав при этом интересы партии.

Другое важное изменение – увеличение числа территориальных групп до 225. Впрочем, эта норма меняется постоянно, иногда даже несколько раз за цикл (в законе 2002 года минимальное число групп составляло 7, в 2005 году сделали 100, в 2007 сократили до 80, в 2010 – до 70). Важнее то, что теперь предлагается зафиксировать территории, чтобы партии уже не могли формировать собственную территориальную разбивку. На мой взгляд, это плохо, хотя я понимаю, что данное новшество связано в основном с попыткой решить проблему обеспечения всех регионов депутатами (о чем речь пойдет ниже). Увеличение числа территориальных групп – это тоже ухудшение, я об этом много раз уже писал.

Насколько я понял, есть некоторое количество других новшеств (не очень много для нового закона), связанных с финансированием и процедурой голосования, а также (что соответствует и одному из ранее внесенных Президентом законопроектов) освобождение всех партий от сбора подписей. Их я здесь комментировать не буду.

Скажу лишь, что проект, безусловно, сырой. Да и как могло быть иначе, если на его подготовку Президент дал всего 1,5 месяца? Спрашивается, куда они спешат? Я понимаю, если бы они были готовы выполнить требования митингов о досрочных выборах в конце 2012 года. Но они ведь это требование игнорируют. Успеть до 4 марта? Но какой в этом смысл, если в проекте не предусмотрено каких-то принципиальных изменений? Да и проект медведевский, а не путинский, на рейтинг Путина он серьезного влияния не может оказать.

Вот один из примеров непродуманности. Если партии освобождаются от сбора подписей, то какой смысл сохранять двухступенчатую схему – сначала заверение списка, потом его регистрация? Тогда уж партии сразу должны подавать документы на регистрацию.

Теперь о самом интересном – о распределении мандатов – то, из-за чего меня вчера пытала Анастасия Корня из «Ведомостей». Я постарался разобраться в этой процедуре и понял, что она не доработана. А ведь это – одно из главных новшеств.

Напомню, что сказал Президент в своем Послании: «Эта мера позволит каждой территории иметь своего непосредственного представителя в парламенте. Сейчас, к сожалению, все это знают, некоторые субъекты Федерации не имеют даже одного депутата, избранного местными жителями».

Иными словами, в качестве главной цели реформы указано обеспечение всех регионов депутатами. Но ясно, что этой цели можно достичь разными способами, и такие меры, как ликвидация центральной части и увеличение числа территориальных групп до 225, здесь совершенно необязательны.

В законопроекте проблема обеспечения регионов депутатами решается с помощью усложнения процедуры распределения мандатов. При этом из текста законопроекта формально не следует, что обеспечение всех регионов депутатами гарантируется. Об этом я и сказал вчера «Ведомостям». Впрочем, сегодня, проведя моделирование, я понял, что, скорее всего, эта цель будет достигаться. Но, повторю, все это можно сделать по-другому и проще.

Попробую объяснить, как может работать методика, предложенная в законопроекте. Для наглядности я использовал итоги голосования на выборах 2003 года, поскольку там было разбиение на 225 округов и легко получить итоги по всем этим округам (разница лишь в том, что за это время были ликвидированы 6 автономных округов с небольшим числом избирателей).

Итак, сначала стандартная процедура распределения мандатов между списками. По ней по результатам 2003 года «Единая Россия» получила бы 239 мандатов, КПРФ – 80, ЛДПР – 73, «Родина» – 58.

Далее, первичное распределение мандатов внутри списков, когда мандаты получают группы, у которых целая часть частного от деления числа голосов на квоту (второе избирательное частное) больше единицы. На этом этапе у КПРФ, ЛДПР и «Родины» не было бы распределено ни одного мандата – у них у всех территориальных групп частные меньше единицы. А у «Единой России» на этом этапе распределяются 111 мандатов.

Пока это повторяет процедуры, действовавшие на всех предыдущих выборах. Но уже вторичное распределение мандатов несколько иное (п. 6 ст. 79). Сразу скажу – в этом пункте есть ляп (не указана очередность выдачи мандатов), который, впрочем, легко исправить. А новшество в том, что мандаты получают только группы, у которых дробная часть больше 0,5. Откуда взялось число 0,5 – не знаю, возможно, с потолка (предполагаю, что просто 225 поделили на 450). Тем самым создается возможность того, что не все мандаты на этом этапе будут распределены.

Вот что дает мое моделирование: у «Единой России» распределяются все мандаты, у КПРФ – только 41, у ЛДПР – только 20, у «Родины» – только 7. Итого распределено 307 мандатов из 450.

В результате без мандатов остаются всего 15 территорий, из них 3 – части регионов, у которых другие группы мандаты получили. Значит, без депутатов остаются всего 12 самых маленьких регионов – Республика Алтай, Камчатская и Магаданская области, автономная область и 8 автономных округов (напоминаю, что это все делалось для территориального деления 2003 года).

Понятно, что оставшихся нераспределенными 143 мандатов вполне хватит, чтобы каждому из этих 12 регионов дать по мандату. Но процедура, которая для этой цели прописана в п. 8 ст. 79 оставляет массу вопросов. Пункт этот (а это практически единственный совсем новый пункт методики) написан очень плохо и может толковаться различным образом. В частности, у меня создалось впечатление, что он позволяет перебрасывать мандат одной партии – другой. При этом, как видно из моего примера, у «Единой России» все мандаты уже исчерпаны, то есть мандаты можно будет перебрасывать только ей, но не от нее.

Впрочем, не думаю, что это сделано специально. Хотя … кто их знает.

Понятно, что во втором чтении явные дефекты законопроекта, скорее всего, будут исправлены. Впрочем, дело даже не в этом. Если следующие выборы в Госдуму пройдут по плану, то есть в декабре 2016 года, то, как показывает опыт предыдущих циклов, за четыре года в закон будет внесено еще немало изменений, возможно, даже более принципиальных, чем нынешние.

Список подписавших или поддержавших обращение в Государственную Думу по Избирательному кодексу
логотип
golos_org
АВДОНИН Владимир Сергеевич, доктор политических наук, член Российской ассоциации политической науки
АЙВАЗОВА Светлана Григорьевна, доктор политических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
АЛЕКСЕЕВА Людмила Михайловна, председатель Московской Хельсинкской группы, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
БОРЩЕВ Валерий Васильевич, председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы, депутат Государственной Думы в 1993–1999 гг.
ВОЛКОВ Леонид Михайлович, кандидат физико-математических наук, депутат Екатеринбургской городской Думы
ГАННУШКИНА Светлана Алексеевна, председатель региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие», член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
ГОНТМАХЕР Евгений Шлемович, доктор экономических наук, член правления Института современного развития
ДЖИБЛАДЗЕ Юрий Джуаншерович, президент Центра развития демократии и прав человека, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
ДМИТРИЕВ Юрий Альбертович, доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, профессор Оксфордского университета
ДОЛГИН Борис Семенович, научный редактор «Полит.ру»
ЗАСТРОЖНАЯ Ольга Кирилловна, кандидат юридических наук, депутат Государственной Думы в 1993–1994 гг., член ЦИК РФ в 1995–2007 гг., секретарь ЦИК РФ в 1999–2002 и 2003–2007 гг., зам. Председателя ЦИК РФ в 2002–2003 гг.
КАТАЕВ Дмитрий Иванович, кандидат химических наук, сопредседатель общемосковского общественного движения «Жилищная солидарность»
КИСЕЛЕВ Константин Викторович, кандидат философских наук, заместитель директора по научной работе Института философии и права УрО РАН
КОЛЕСНИК Светлана Григорьевна, президент Фонда развития информационной политики
КРИВЕНКО Сергей Владимирович, кандидат физико-математических наук, секретарь Союза правозащитных организаций «Гражданин и Армия», член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
ЛУКЬЯНОВА Елена Анатольевна, доктор юридических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты РФ
МИНТУСОВ Игорь Евгеньевич, политтехнолог
МИХАЛЕВА Галина Михайловна, доктор политических наук, исполнительный секретарь Политического комитета РОДП «ЯБЛОКО»
НАДЕЖДИН Борис Борисович, кандидат физико-математических наук, зав. кафедрой права Московского физико-технического института, депутат Государственной Думы в 1999–2003 гг.
ОРЕШКИН Дмитрий Борисович, кандидат географических наук, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
ОРЛОВ Олег Петрович, председатель совета правозащитного центра «Мемориал»
ПОНОМАРЕВ Лев Александрович, доктор физико-математических наук, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», народный депутат РСФСР 1990–1993, депутат Государственной Думы 1994–1995
РОГОВ Кирилл Юрьевич, кандидат филологических наук, политический обозреватель
САТАРОВ Георгий Александрович, президент Фонда ИНДЕМ
СИМОНОВ Алексей Кириллович, президент Фонда защиты гласности, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
СТРАШУН Борис Александрович, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой конституционного (государственного) права зарубежных стран Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина
ТИТОВ Михаил Викторович, доцент Тверского филиала Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, председатель избирательной комиссии Тверской области в 1997–2007 гг.
ШЕЙНИС Виктор Леонидович, доктор экономических наук, профессор, гл. научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, народный депутат РСФСР–РФ в 1990–1993 гг., депутат Государственной Думы в 1993–1999 гг.
ШИБАНОВА Лилия Васильевна, исполнительный директор Ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС»
ЮРГЕНС Игорь Юрьевич, кандидат экономических наук, профессор, председатель правления Института современного развития, член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека