логотип

golos_org


Вся правда о выборах


Previous Entry Share Next Entry
Что нам сулит новый проект политической реформы: комментарий эксперта
логотип
golos_org
Наш эксперт, Аркадий Любарев комментирует проект политической реформы, пердложенный Президентом РФ:

22 декабря в своем Послании Д.А. Медведев высказал шесть предложений по реформированию партийного и избирательного законодательства. Я тогда отреагировал по горячим следам. Теперь есть возможность оценить предложения Президента более обстоятельно и взвешенно.

Три предложения уже реализованы в двух законопроектах, внесенных Президентом 23 декабря. Проект № 1471-6 «О внесении изменений в Федеральный закон о политических партиях» реализует предложение по упрощению порядка регистрации партий. Проект № 1476-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с освобождением политических партий от сбора подписей избирателей на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления» реализует предложения об освобождении партий от сбора подписей и о сокращении числа подписей на выборах Президента РФ.

Есть еще один законопроект, которого пока не видели даже депутаты Госдумы – внесенный Президентом 27 декабря проект № 2721-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Можно предположить, что этот проект связан с предложением об изменении порядка формирования избирательных комиссий.

Еще о двух предложениях идет речь в распоряжении Президента от 28 декабря: руководителю Администрации Президента поручено до 15 февраля представить для внесения в Государственную Думу два законопроекта – о выборах высших должностных лиц субъектов РФ и об изменении системы выборов в Государственную Думу.

Таким образом, одни предложения уже обрели понятную форму, а о других можно только гадать.

После 22 декабря почти единодушно высказывалось мнение, что предложения Президента – реакция на Болотную площадь. Думаю, что это верно лишь частично. Вероятно, окончательный набор предложений сложился после 10 декабря, но готовились они раньше.

Некоторые предложения – скорее, реакция на не вполне успешный результат «Единой России» 4 декабря. А поскольку этот неуспех предсказывался заранее, то и предложения могли появиться раньше. Могло повлиять и решение Страсбургского суда по Республиканской партии. Что касается освобождения партий от сбора подписей, то оно было обещано Президентом еще в Послании 2009 года.

Как мы должны относиться к президентским предложениям? Их надо анализировать как порознь, так и в комплексе.

Самое важное – это, безусловно, снижение планки численности партий до 500 человек и отказ от планки численности региональных отделений. Правда, в Послании было сказано немного иначе: «по заявке от 500 человек». Это можно было расценить как принятый во многих странах петиционный порядок регистрации, когда подписанты поддерживают создание партии, но не обязуются стать ее членами. В законопроекте же сохраняется прежний порядок, когда партия должна иметь определенную численность – и в момент регистрации, и позднее. Сохраняется и возможность ликвидации партии, если она утратит требуемую численность. И это ставит партию в зависимость от контролирующих органов.

Минусом является и то, что сохраняются все прежние основания для отказа в регистрации. Ведь отказы в регистрации ряда партий (в т.ч. Парнаса) мотивировались придирками к их уставам. И эта возможность в случае принятия президентского законопроекта никуда не денется.

Может даже получиться довольно неприятная ситуация. Сейчас власти нечем отвечать на претензии как международных органов, так и своих граждан: вы создали такой закон, при котором за 7 лет не было зарегистрировано ни одной новой партии («Правое дело» не в счет). А тут все будет красиво: мол, мы зарегистрировали 100 новых партий и отказали всего семи – ну, что поделаешь, не умеют они грамотно уставы писать. А то, что те 100 созданы никому не известными людьми, а эти семь – популярными политиками, то это, мол, субъективное мнение.

Почему я думаю, что будет зарегистрировано, условно говоря, 100 партий? Потому что есть второй законопроект, который освобождает партии от сбора подписей в поддержку не только партийных списков, но и выдвинутых любыми партиями кандидатов–одномандатников, кандидатов в мэры.

В том законопроекте максимальное число требуемых подписей для кандидатов-самовыдвиженцев, а также муниципальных кандидатов, выдвинутых непартийными общественными объединениями, снижено с 2% до 0,5%. Это неплохо. Но не меняет сути дела.

Представьте кандидата в депутаты Московской областной Думы по одномандатному округу (если такие округа сохранятся к следующим выборам). Чтобы быть зарегистрированным в качестве самовыдвиженца, ему даже по новому закону надо собрать более тысячи подписей среди избирателей округа в короткий срок (около месяца), и нет гарантии, что эти подписи ему зачтут. И есть альтернативный вариант: заранее создать свою партию, для чего нужно в более мягкие сроки собрать 500 подписей (правда, это должны быть подписи людей, проживающих в разных регионах, но в Москве можно найти жителей всех регионов). То же самое касается кандидатов в депутаты других крупных регионов, кандидатов в мэры больших городов. Всем им нелишне будет заранее обзавестись «собственной» партией.

Другой момент. Есть кандидат, который заранее не позаботился о «собственной» партии. Но не хочет собирать подписи, или время упустил, или боится, что его подписи «забракуют». Значит, есть спрос на партию, которая его выдвинет. А где спрос, там (при либеральном законе) и предложение. Иначе говоря, будут создаваться партии, торгующие услугами по выдвижению кандидатов.

Что в итоге? Было два барьера – численность партии и подписи. Два барьера – это чрезмерно. Один надо было убирать (и можно было спорить, какой). Но убирать сразу оба – это шараханье в другую сторону, создание хаоса вместо нормальных выборов.

Почему же Президент это предлагает? У меня есть три версии.

1. Простая несогласованность. Один проект готовился давно, другой – недавно и в спешке. Об их совместимости никто не подумал.

2. Проекты (или один из них) не предназначены для принятия. Их Президент вбросил для успокоения протестующих. А Дума их либо не примет, либо преобразует до неузнаваемости.

3. Эти два проекта – часть более хитрого и коварного плана.

Третью версию надо рассматривать в контексте с предложением об изменении системы на выборах в Госдуму. Когда Президент 22 декабря сказал про «пропорциональное представительство по 225 округам», многие (и я в их числе) решили, что он оговорился, что речь идет о возвращении смешанной системы. Но и в распоряжении от 28 декабря сказано: «изменение системы выборов в Государственную Думу исходя из необходимости установления пропорционального представительства избирателей по 225 территориальным округам». Прав был Григорий Голосов, который сразу понял, какую систему предлагают.

Поскольку не предполагается изменение численности Думы, то из предложения Президента следует разбиение России на 225 двухмандатных округов. Правда, с моей точки зрения, пропорциональное представительство по двухмандатным округам невозможно. Но не буду придираться к словам: наши электоральные дизайнеры под пропорциональной системой понимают систему, где конкурируют партийные списки, независимо от того, насколько пропорционально распределение мандатов между ними.

Григорий Голосов в цитированной выше статье подробно объяснил свойства такой системы. Если партия получает более 2/3 голосов, ей достаются оба мандата. И мы знаем, что в нескольких республиках «партия власти» (неважно, как она будет называться) эту планку возьмет. Если никто не сможет набрать более 2/3 (понятно, что в большинстве регионов будет именно так), то один мандат получит партия, занявшая первое место, второй мандат – партия, занявшая второе место.

Итак, «партии власти» достаточно будет получить более 2/3 голосов в нескольких регионах и занять не ниже второго места во всех остальных – и большинство мандатов у нее в кармане. При том, что в среднем по стране ее поддержка может быть около 30% и даже ниже.

Для этого-то и надо, чтобы в выборах участвовало около сотни партий. Тогда оппозиционный электорат будет раздроблен, и «партия власти» сможет занимать места не ниже второго даже при поддержке 20% избирателей.

Если все так и задумано, надо отдать должное хитроумию медведевской администрации. А нам надо готовить альтернативные предложения.

  • 1
Я считаю, надо активно продавливать принятие Избирательного Кодекса http://kodeks.golos.org/compare

Причём использовать для этого давление протестного движения. Во-первых, с максимальной энергией популяризировать проект ИК среди того множества людей, которые выходят на митинги. Во-вторых, получив их одобрение, продвигать этот Кодекс в качестве ультимативного требования Думе — в противовес жульническим жонглированиям едросов с их "проектами".

Ни чего от наперсточников, не дождемся. Главное правило - они жулики и воры. И изменить ситуацию, можно только одним способом: "вор должен сидеть в тюрьме".

Десятки "пятисотрублевых" партий при сохранении даже 3% барьера это еще хуже, чем сейчас.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account